Верховный суд прокомментировал сообщение о незаконном выселении жильцов, с которыми ранее не договорилась компания-застройщик

стройка

В социальных сетях появились ролики, их снимали очевидцы в прямом эфире. Жительницу дома на улице Олтинтепа в столице принудительно выселяли из ее жилья, выносили вещи и грузили их в машину, которая стояла у входа жилого объекта, который определили под снос.

«Вчера меня сделали бомжем официально. Отобрали и собственность и вещи и все, слышите, все доки кроме моих обращений в инстанции», — написала жительница дома в сети. (Орфография и пунктуация авторские).

Во дворе дома дежурила скорая, женщине стало плохо, об этом также сообщили очевидцы произошедшего. В комментариях появились вопросы: на каких основания выселяют, сколько человек попали под это и так и не пришли к компромиссу с компанией-застройщиком, где будут жить эти семьи? Пользователи, которые вели эфир, отвечали на возникающие вопросы, а позже была опубликована и официальная версия. С сообщением выступило управление по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного суда.

Сообщается, что квартира 4 дома 249 по улице Олтинтепа Мирзо-Улугбекского района города Ташкента на основании нотариально удостоверенного договора купли-продажи от 13 марта 2004 года принадлежит М. Маматкасымовой. Решением хокима города Ташкента за № 225 от 12 февраля 2019 года и приложению к нему за истцом ООО B-B STROY зарезервирован земельный участок площадью 0,925 га по улице для строительства многоэтажных жилых домов. Туда же вошел дом 249.

«Протоколом главного управления строительства и решением хокима города Ташкента за № 225 от 12 февраля 2019 года ООО B-B STROY выдано разрешение на разработку проектно-сметной документации для строительства многоэтажных домов на зарезервированном земельном участке площадью 0,925 га. В приложении документа говорится, что жилые дома за № 251, 251А, 253, 253А, 387, 247, 247А, 249 и 249А по улице Олтинтепа подлежат сносу с возложением обязательства на ООО B-B STROY по выплате компенсации ущерба в связи со сносом жилых помещений на сносимой территории.

Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы от 3 апреля 2020 года за № 29/12(6084)16.1Z/8677 стоимость жилого помещения, установленная затратным методом, составляет 170 124 060 сумов. Истцом было предложено ответчику взамен другое жилое помещение, состоящее из двух жилых комнат, двух веранд, кухни, ванной комнаты и туалета, общей площадью 57,5 кв. м., жилой площадью 25,71 кв. метров, расположенное на массиве Карасу-6 и принадлежащее ООО B-B STROY на основании нотариально удостоверенного договора купли-продажи от 1 июля 2020 года. Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы от 25 сентября 2020 года за № 29/12(766)16.1Z/9576 стоимость этого жилого помещения, установленная затратным и сравнительным методами, составляет 346 029 329 сумов», — говорится в сообщении.

Стороны не договорились и обратились в суд с исковыми заявлениями. К соглашению стороны так и не пришли. По версии Верховного суда жительница претендовала на две квартиры со вторичного рынка, площадью каждой по 80 кв. метров для улучшения жилищных условий.

Суд удовлетворил исковые требования компании-застройщика, посчитав что они не нарушают права жительницы дома и ее семьи на получение соразмерной компенсации взамен сносимого жилья.

«Решением Мирзо-Улугбекского межрайонного суда по гражданским делам от 27 октября 2020 года, оставленным без изменения определением апелляционной инстанции Ташкентского городского суда от 25 декабря 2020 года и определением кассационной инстанции судебной коллегии Верховного суда Республики Узбекистан от 15 февраля 2021 года исковые требования ООО B-B STROY удовлетворены», — говорится в сообщении.

Было принято решение о выселении в другую квартиру на массиве Карасу-6, а в удовлетворении исковых требований к ответчику ООО B-B STROY о прекращении градостроительной деятельности отказано.

 

Источник: uz24.uz

Когда много законов, но мало законности

Экономист-аналитик и независимый эксперт Игорь Цой о соблюдении права частной собственности.

  • Когда много законов, но мало законности

    Законодательство должно быть голосом разума, а судья – голосом закона.

    Пифагор, древнегреческий философ, математик.

    Во время пресс-конференции 16 марта судья Верховного суда Абдувохид Косимов заявил: «В нашей стране работают 1 300 судей. Ни для кого не секрет, какая у нас зарплата. Её хватает на обеспечение семьи. Думаю, не стоит раскрывать это», — заявил Косимов.

    Судья отметил, что не называет точную сумму в целях недопущения критических дискуссий. Абдувохид Косимов считает, что данная тема может вызвать негативное мнение в обществе.

    Вот так у нас всегда: «часто простое кажется вздорным, чёрное белым, белое чёрным…» Если «ни для кого не секрет, какая зарплата» у судей, то зачем бояться «критических дискуссий»: ведь все и так «знают» размер судейской зарплаты. Подобное мышление, видимо, присуще многим работникам судебных органов.

    В социальных сетях появились ролики, как собственника квартиры № 4 дома № 249 по улице Олтинтепа Мирзо-Улугбекского района города Ташкента Мавжуду Маматкасымову принудительно выселяют из собственного жилья, выносят вещи и грузят их в машину, которая стояла у входа дома. Таких домов несколько: решением хокима города Ташкента за № 225 от 12 февраля 2019 года многоквартирные дома № 251, 251А, 253, 253А, 387, 247, 247А, 249 и 249А по улице Олтинтепа подлежат сносу с возложением обязательств на застройщика – ООО «B-B STROY» – по выплате компенсации ущерба собственникам квартир.

    Не буду описывать все перипетии и тяжбы, которые прошли собственники других квартир, при отстаивании своих прав собственности. Также не буду заострять внимание на действиях работников Бюро принудительного исполнения: в этой истории большее значение имеют действия и решения судей.

    Начнём с того, что принудительное выселение противоречит международному праву, а, значит, и национальному законодательству. Замечание общего порядка № 7 о праве на достаточное жилище Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах обязывает государство-участника пакта обеспечить правовую защиту от принудительного выселения, преследования и других угроз всем гражданам. Принудительное выселение, в свою очередь, трактуется Комитетом ООН по экономическим, социальным и культурным правам как выселение граждан против их воли, без предоставления надлежащей правовой или иной защиты или без обеспечения доступа к такой защите.

    Узбекистан является участником Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Присоединение Узбекистана к факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (постановление Олий Мажлиса Республики Узбекистан от 31 августа 1995 года № 128-I) даёт право гражданам Узбекистана обращаться с жалобой в Комитет по правам человека ООН (United Nations Human Rights Committee) на нарушение имущественных прав собственников или владельцев со стороны государства. Жалоба может быть подана лицом, пострадавшим от предполагаемого нарушения прав человека государством, или третьей стороной от имени этого лица.

    Согласно статье 2 закона «О международных договорах Республики Узбекистан»: «Если международным договором Республики Узбекистан установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законодательством Республики Узбекистан, то применяются правила международного договора Республики Узбекистан».

    У нас же встречаются случаи, когда судебные решения по аналогичным делам могут быть противоположенными. Это зависит от того, какой судья проводит судебное следствие. Удивительно, правда?

    Так, в сентябре 2020 года ООО «B-B STROY» подал заявление о принудительном выселении собственника квартиры Мадины Хасановой в Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам. Судья Шукурлаева, ознакомившись с доводами Мадины Хасановой, отказала застройщику в иске. Основания: отсутствие попыток досудебного мирного соглашения; суд не вправе определять размер и вид компенсации, а также давать оценку предлагаемой компенсации, так как это является прерогативой исключительно сторон; ответчица владеет своей квартирой на праве частной собственности.

    ООО «B-B STROY» подаёт кассацию в городской суд по гражданским делам, который оставляет решение районного суда без изменений.

    17 октября 2019 года застройщик подал заявление в тот же Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам на принудительное выселение Мавжуды Маматкасымовой. Только судебные заседания в этот раз проводила судья Д. Дадажанова, которая вынесла решение аж 27 октября 2020 года.

    В квартире Мавжуды Маматкасымовой было прописано пять человек, и собственник квартиры – согласно действующим законам – имела право на жилье общей площадью 80 кв. метров. Застройщик же предлагал ей квартиру общей площадью 57,5 кв. метров на Карасу-6.

    Судья Дадажанова назначила проведение оценки обеих квартир Институту судебной экспертизы им. Сулеймановой. По информации Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного суда Республики Узбекистан согласно «заключению судебной строительно-технической экспертизы от 3 апреля 2020 года за № 29/12(6084)16.1Z/8677 стоимость жилого помещения, расположенного по адресу – город Ташкент, Мирзо-Улугбекский район, улица Олтинтепа, дом 249, квартира 4, установленная затратным методом, составляет 170 124 060 сум» и «заключению судебной строительно-технической экспертизы от 25 сентября 2020 года за № 29/12(766)16.1Z/9576 стоимость данного жилого помещения [квартиры на Карасу-6 – прим. авт.], установленная затратным и сравнительным методами, составляет 346 029 329 сум».

    Почему первая экспертиза была проведена в апреле 2020 года, а вторая – в сентябре 2020 года? Ведь речь идёт об определении рыночной стоимости квартир и фактор времени имеет важное значение на рынке недвижимости.

    Согласно закону «Об оценочной деятельности»: «Оценочная деятельность осуществляется на основании лицензии» (статья 4) и «Создание оценочной организации, а также осуществление оценочной деятельности органами государственной власти и управления запрещаются, если иное не установлено законодательством» (статья 4-1). Есть ли лицензированные оценщики в Институте судебной экспертизы им. Сулеймановой?

    Судя по названию экспертиз – нет. Строительно-техническая экспертиза – это не отчёт об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости. Она проводится на предмет законности возведения объекта, соответствия строительным нормам и регламентам безопасности, для определения характеристик и характера повреждений, на предмет качества и объёма выполненных работ по договору, проектной документации, сметам. Целями такой экспертизы могут быть определение суммы ущерба от преступных действий, выявление фактов мошенничества или растраты при подготовке смет, расчётов или производстве работ, подлинности платёжных и отчётных документов, установления причин повреждения или разрушения объекта, отдельных конструкций.

    Именно поэтому работники института в первом случае использовали лишь затратный метод оценки, а во втором – затратный и сравнительный (правильно называть их не метод, а подход). Согласно Единому национальному стандарту оценки Республики Узбекистан правила оценки объектов недвижимости содержат три подхода: доходный, сравнительный и затратный. Для выведения объективной рыночной стоимости объекта оценки определяется итоговая стоимость, которая складывается из стоимостей, определённых соответственно затратным, доходным и сравнительным подходами и скорректированные на их удельные веса.

    Согласитесь, что двухкомнатная квартира – даже без ремонта – по улице Олтинтепа никак не может иметь рыночную стоимость 16 тысяч долларов. Почему судья Шукурлаева обосновала, что «суд не вправе определять размер и вид компенсации»? Для чего судья Д. Дадажанова назначила судебную строительно-техническую экспертизу? Ведь статья 11 закона «Об оценочной деятельности» гласит, что «проведение оценки является обязательным также в случае возникновения спора о стоимости объекта оценки, в том числе при: … выкупе или ином предусмотренном законодательством изъятии имущества у собственников для государственных нужд…» Заметьте, «для государственных нужд», но в нашем случае речь идёт о частном инвестиционном проекте.

    В сообщении Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного суда Республики Узбекистан приводится подзаконный акт – Положение о порядке изъятия земельных участков и предоставления компенсации собственникам недвижимого имущества, утверждённое постановлением Кабинета Министров от 16 ноября 2019 года № 911. Но при этом игнорируются положения законов.

    Статья 28 закона «О нормативно-правовых актах» гласит: «Опубликование нормативно-правовых актов является обязательным условием их применения», статья 29 там же: «Официальными источниками опубликования решений органов государственной власти на местах являются Национальная база данных законодательства Республики Узбекистан, а также официальные издания данных органов». Автор не нашёл на lex.uz решение хокима города Ташкента от 12 февраля 2019 года за № 225, что свидетельствует о невозможности его исполнения. Мелочь? Нет, это закон.

    Часть 7 статьи 19 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Государственные органы обязаны уведомить собственника дома, иных строений, сооружений или насаждений о принятом решении письменно (под роспись) не позднее чем за шесть месяцев до начала сноса с приложением к уведомлению копии соответственно решения Совета Министров Республики Каракалпакстан, хокима области и города Ташкента» (также см. распоряжение президента от 3 августа 2019 года № Р-5491. Обратите внимание, что уведомление, выданное застройщиком (его представителем), незаконно. Уведомление должно быть оформлено на соответствующих бланках хокимията (пункт 6 Типовой инструкции по ведению делопроизводства, утверждённой постановлением Кабинета Министров от 29 марта 1999 года № 140), содержать все реквизиты, подписано должностным лицом хокимията (пункт 17 Типовой инструкции), заверено печатью хокимията соответствующих районов (городов) и выдаваться под роспись собственникам жилых, производственных и иных строений – прим. авт.) Тоже мелочь? Нет. Закон.

    Часть 1 статьи 19 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Прекращение права собственности в связи с решением государственного органа… в том числе решением об изъятии земельного участка, на котором находятся принадлежащие собственнику дом, иные строения, сооружения или насаждения, допускается лишь в случаях и порядке, установленных законодательными актами…», статья 166 Гражданского кодекса: «Собственность неприкосновенна и охраняется законом… Изъятие имущества у собственника, а также ограничение его правомочий допускается только в случаях, предусмотренных законодательными актами».

    Законодательными актами (статьи 27, 28 и 29 Жилищного кодекса, статьи 12, 35, 37 и 41 Земельного кодекса) предусматривается «изъятие земельных участков для государственных или общественных нужд». Законодательные акты [не путать с законодательством – прим. авт.] не содержат термин или понятие «изъятие земельных участков для реализации инвестиционных проектов».

    Часть 6 статьи 19 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников»: «Снос дома, иных строений, сооружений или насаждений на изымаемом земельном участке до предварительного и полного возмещения убытков по рыночной стоимости не допускается» (сначала компенсация – потом снос. См. дополнительно указ президента от 01.08.2018 года № УП-5495 – прим. авт.)

    Что мы видим в случае с Мавжудой Маматкасымовой? Решением Мирзо-Улугбекского межрайонного суда по гражданским делам от 27 октября 2020 года, оставленным без изменения определением апелляционной инстанции Ташкентского городского суда от 25 декабря 2020 года и определением кассационной инстанции судебной коллегии Верховного суда Республики Узбекистан от 15 февраля 2021 года исковые требования ООО «B-B STROY» удовлетворены. Постановлено, «выселить ответчиков М. Маматкасымову вместе с К. Маматкасымовой из квартиры 4 дома 249 по улице Олтинтепа, Мирзо-Улугбекского района, в квартиру 31 дома 9 на массиве Карасу-6 Мирзо-Улугбекского района».

    Без возмещения убытков и получения компенсации – квартира на Карасу-6 не оформлена на Мавжуду Маматкасымову – собственник лишился своей собственности. Не из-за государственных и общественных нужд, а из-за «хотелок» частного застройщика. И наши судьи встают на сторону этого девелопера, а не защищают право частной собственности и интересы собственника.

    Не случайно статья 7 закона «О защите частной собственности и гарантиях прав собственников» гласит: «Во взаимоотношениях собственника с государственными органами действует принцип приоритета прав собственника, в соответствии с которым все неустранимые противоречия и неясности законодательства, возникающие в связи с осуществлением права частной собственности, толкуются в пользу собственника».

    Решения о принудительном выселении собственника из своего жилья вообще не должны приниматься судьями, тем более, когда земельный участок изымается для осуществления негосударственных инвестиционных проектов.

    В сообщении Управления по взаимодействию с общественностью и средствами массовой информации Верховного суда Республики Узбекистан в качестве довода приводится статья 27 Жилищного кодекса. И сотрудников управления нисколько не смущает, что эта статья называется «Обеспечение жилыми помещениями граждан, дома (квартиры) которых подлежат сносу в связи с изъятием участков для государственных или общественных нужд». Не для инвестиционных проектов!

    В Определении судебной коллегии Верховного суда по гражданским делам Верховного суда Республики Узбекистан от 15 февраля 2021 года сообщается, что «суды пришли к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований ООО «B-B STROY». Так как они соответствуют требованиям ст. 70 ЖК Республики Узбекистан…» Но позвольте, указанная статья применима при выселении «из занимаемого жилого помещения в домах муниципального, ведомственного жилищного фонда и коммунального жилищного фонда целевого назначения». Или у нас владельцы муниципального и ведомственного жилья уже приравнены к правам собственников квартир?

    Как же решать вопрос застройщикам? Только путём достижения договорённостей. Как гласит статья 1 Гражданского кодекса: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора». Или используя положения закона «О медиации».

    Основанием для обращения с жалобой или исковым заявлением всегда должен быть факт нарушения именно закона. Не нужно тратить время на оспаривание положений других нормативно-правовых актов (указов, постановлений, протоколов тематических выездных заседаний Кабинета Министров, протоколов рабочих групп Кабинета министров, решений Комиссии по изучению практики предоставления земельных участков в городе Ташкенте и других).

    Помните, что «в Республике Узбекистан признается безусловное верховенство Конституции и законов Республики Узбекистан. Государство, его органы, должностные лица, общественные объединения, граждане действуют в соответствии с Конституцией и законами» (статья 15 Конституции), а судьи не должны руководствоваться подзаконными актами – только законами («Судьи независимы, подчиняются только закону» – статья 112 Конституции).

    «Juris praecepta sunt haec: honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere» (лат. — «Предписания закона сводятся к следующему: честно жить, не обижать других, каждому воздавать по заслугам»).

    Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора статьи.

    Источник: repost.uz

Взяточники – хозяева земли. Мирзиёев рассказал о ситуации с выделением земли в Ташкентской области

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Шавкат Мирзиёев накануне в ходе Кенгаша народных депутатов рассказал об ужасной ситуации с выделением земли в Ташкентской области.
По словам главы государства, землей владеют взяточники-перепродавалы. Чтобы изменить это положение властями будет подготовлен специальный закон для столичной области по регулированию вопросов продажи и выделения земли, сообщает корреспондент Podrobno.uz.
“Если вы спросите меня, что мучает меня в Ташкентской области, я скажу о двух вопросах. Отношение к земле, разбазаривание земли. Нет хозяина земли. Ни хоким, ни государство, ни правительство, не знаю кто. Взяточники хозяева. Кто и кому продает землю? Покупает третий, четвертый, пятый, десятый человек. Не боясь, распродают государственную землю. И не один член Кенгаша или депутаты президенту или Олий Мажлису не сделали запрос, не спросили, есть ли хозяин нашей земли. Это народная земля или четырех-пяти коррупционеров?”, – отметил президент.
По его словам, такие вопросы ни один депутат не поднял.
“Если в Ташкентской области не решить вопрос земли, то у нас не будет никогда достатка. Мы примем отдельный закон для Ташкентской области, касающийся отношения к земле. Если хоким района закрывает на это глаза, то это предательство”, – сказал Мирзиёев.
Он также добавил, что его очень беспокоит положение в Ташкентской области.
“Я возьму под свой контроль, я сам буду заниматься Ташкентской областью, как бы ни было сложно”, – отметили президент.
Возможно, это изображение (1 человек)
Источник: podrobno.uz

«ЖЕНСКОЕ ЛИЦО» ДОСТУПА К ЖИЛЬЮ: УЗАКОНЕННАЯ ДИСКРИМИНАЦИЯ?!

Некоторое время назад УВКПЧ ООН публиковал исследования Милуна Котари (Индия) первого (2000 -2008 г.г.) и Ракель Рольник (Бразилия) второго (2008-2014 г.г.) специальных докладчиков Организации Объединенных Наций по вопросу о праве на достаточное жилище под названием «Женщины и право на достаточное жилище». В этой публикации проведен анализ положения женщин и права на достаточное жилище. В публикации были определены значение, содержание и различные проявления права на достаточное жилище, описаны юридические и фактические препятствия, не позволяющие женщинам в самых разных уголках планеты эффективно пользоваться этим правом. Вопросы и проблемы, описанные в этой публикации, как никогда актуальны и во время продолжающейся пандемии коронавируса COVID-19.
В этой и последующих наших публикациях мы будем знакомить вас с ключевыми моментами исследования спецдокладчиков ООН по вопросу о праве на достаточное жилище.
Бывший Специальный докладчик Организации Объединенных Наций по вопросу о праве на достаточное жилище (2000 -2008 г.г.) Милун Котари в одном из своих вступлений отметил: «Право человека на достаточное жилище – это право каждой женщины, каждого мужчины, молодого человека и ребенка на получение и поддержание безопасного жилища, а также общинного окружения для жизни в условиях мира и достоинства».
В публикации приводится, что помимо Всеобщей декларации прав человека (статья 25) самым авторитетным документом, в котором содержится международное признание права на достаточное жилище как одного из важнейших составляющих права на достаточный жизненный уровень, является Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, который гласит, что государства-участники признают “право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище” (пункт 1 статьи 11).
1970-е и 1980-е годы стали свидетелями зарождения во многих странах национальных кампаний, движений и борьбы за признание права на жилище в качестве одного из прав человека. Например, в Индии в конце 1980-х и в начале 1990-х годов на местных языках были проведены сотни интервью и встреч, позволивших собрать информацию о том, что означает жилище для людей. В ходе этой кампании удалось выяснить, что для людей дом − это нечто очень дорогое, это их “крепость”, а не просто четыре стены и крыша. Аналогичные кампании прошли в Бразилии, в ряде африканских стран и в Соединенном Королевстве. Накопленный коллективный опыт затем обсуждался на конференциях Организации Объединенных Наций по населенным пунктам (1976 и 1996 годы) и в рамках глобальной стратегии в области жилья (1988–2000 годы).
В исследовании указывается, что право на достаточное жилище остается неудовлетворенным во всех регионах планеты, в первую очередь для уязвимых групп женщин, а также для некоторых групп мужчин, например, для мужчин, принадлежащих к меньшинствам. В последние десятилетия внимание участников международных форумов привлекала связь между насилием в отношении женщин, в том числе в семье, и отсутствием возможности для реализации права на достаточное жилище. В своем докладе об экономической и социальной политике, ее воздействии на насилие в отношении женщин Специальный докладчик по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях подчеркнула, что бедность женщин наряду с отсутствием других жилищных возможностей осложняет их уход из семьи, где они сталкиваются с насилием, и подтвердила, что принудительное переселение или выселение из домов и с земельных участков особенно сильно «бьет» по женщинам, особенно, когда такие акты насилия совершаются супругами или их родственниками.
В 2009 году Специальный докладчик по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях заявила, что “воздействие принудительного выселения, зачастую при участии военизированных формирований или Вооруженных Сил, оборачивается для женщин колоссальной катастрофой и бывает связано с увеличением масштабов физического, психологического и экономического насилия накануне, в ходе и после выселения. Это касается насилия в отношении женщин, применяемого государственными органами, негосударственными субъектами, членами общины, а также насилия в семье”.
В 2000 году Комиссия Организации Объединенных Наций по правам человека назначила первого Специального докладчика по вопросу о достаточном жилище, поручив ему уделять особое внимание достаточному жилищу как компоненту права на достаточный жизненный уровень, а также праву на недискриминацию в этом контексте. Специальному докладчику было предложено представить доклад о положении с реализацией соответствующих прав и о вопросах, связанных с этими правами, в том числе о законодательстве, политике и эффективной практике, в наибольшей степени благоприятствующих осуществлению этих прав, а также о трудностях и препятствиях, встречающихся на внутреннем и международном уровнях, а также наладить регулярный диалог с государствами и содействовать сотрудничеству между ними и оказанию им помощи в их усилиях по обеспечению этих прав. Специальному докладчику было конкретно рекомендовано учитывать гендерную проблематику в своей работе.
Специальный докладчик по вопросу о праве на достаточное жилище Милун Котари (2000 -2008 г.г.) в своем обращении к Комиссии по правам человека 4 апреля 2003 года подчеркнул: «Осуществляя свой мандат, я придерживался целостного подхода, исходя из той реальности, что все права человека являются взаимосвязанными и неделимыми. Право на достаточное жилище невозможно в полной мере реализовать в отрыве от других прав, таких как право на питание, воду, санитарию, электроэнергию, охрану здоровья, труд, собственность, личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища и защиту от бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Этот подход заставил меня изучить целый ряд проблем, имеющих отношение к праву на достаточное жилище, в том числе проблемы землепользования, насильственного выселения, доступа к воде и услугам санитарии, охраны здоровья, нищеты и последствий глобализации. В этих очень широких рамках я старался уделять особое внимание гендерной проблематике в свете права не подвергаться дискриминации и прав особых групп, в том числе детей, коренных народов и меньшинств».
Авторы публикации приводят, что в то же время Комиссия по правам человека в своих резолюциях о равенстве женщин в плане владения и контроля над землей и равных правах на владение имуществом и достаточное жилище неоднократно заявляла, что узаконенная дискриминация, которой подвергаются женщины в связи с приобретением и сохранением земли, имущества и жилья, а также в связи с получением финансовых средств на землю, имущество и жилье, представляет собой нарушение прав человека женщин на защиту от дискриминации. Она подтвердила также обязательства государств принимать все необходимые меры по ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны любого лица, организации или предприятия, в частности, со стороны кредитно-финансовых учреждений. Комиссия рекомендовала учреждениям, занимающимся финансированием жилья и кредитованием, бороться с дискриминацией и призвала специализированные национальные органы и органы системы Организации Объединенных Наций выделять ресурсы, предоставлять информацию и организовывать учебные курсы по правам человека, посвященные равным правам женщин на владение и распоряжение землей и доступ к ней, а также равным правам на владение имуществом и достаточное жилище.
Материал подготовлен в рамках проекта «COVID-19 в Центральной Азии: право на достаточное жилище» при финансовой поддержке Отделения Международной организации Института «Открытое общество» фонд содействия.
Возможно, это изображение (1 человек)
ОО «Независимый центр по защите прав человека»
Источник: ichrptj.org

ВОЛКАН БОЗКЫР: «В ПЕРИОД ПАНДЕМИИ COVID-19 МИЛЛИАРДЫ ЛЮДЕЙ ЖИВУТ БЕЗ ВОДЫ И САНИТАРНЫХ УСЛОВИЙ»

Чистая вода и туалеты – это не привилегия. Речь идет о человеческом достоинстве и даже о праве на жизнь. Таков был лейтмотив заседания Генеральной Ассамблеи ООН, 18 марта, посвященном воде и санитарии.
Как сообщает пресс-центр ООН, председатель 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Волкан Бозкыр подчеркнул, что эта встреча давно назрела, напомнив, что сегодня, в период пандемии, почти 3 млрд. жителей планеты не имеют возможности помыть руки с мылом под проточной водой.
«Позвольте мне говорить откровенно: речь идет о моральной катастрофе, и как еще это назвать, когда в эпоху высокого уровня технических инноваций, мы миримся с тем, что миллиарды людей живут без чистой питьевой воды или приспособлений для мытья рук», – цитируя Волкана Бозкыра, пишет пресс-центр ООН.
Как приводится в распространенном сообщении, заседание Генеральной Ассамблеи было посвящено выполнению шестой Цели в области устойчивого развития. В Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года признается центральная роль, которую играют вода и санитария в процессе устойчивого развития. В ней ставится задача полной ликвидации к 2030 году практики открытой дефекации. Государства пообещали добиться обеспечения всеобщего доступа к воде и основным санитарным услугам.
Первый заместитель Генерального секретаря ООН Амина Мохаммед полагает, что мир еще далек от достижения шестой Цели. Она сказала, что нынешние темпы прогресса должны быть увеличены в четыре раза с тем, чтобы уложиться в срок до 2030 года.
Амина Мохаммед опасается, что изменения климата, утрата биоразнообразия и загрязнение окружающей среды приведут к еще большему дефициту воды на планете.
Амина Мохаммед заявила, что к 2040 году каждый четвертый ребенок в мире в возрасте до 18 лет – около 600 миллионов детей и подростков – будет жить в районах с чрезвычайно высоким уровнем дефицита вода.
Приводя статистику доступности к питьевой воде, в сообщении указывается, что сегодня более двух миллиардов человек по всему миру не имеют доступа к чистой питьевой воде, а более 4 млрд. – живут без элементарных условий санитарии.
«Делегаты Генеральной Ассамблеи призвали приложить все усилия для того, чтобы обеспечить всех чистой питьевой водой и современными туалетами. Они рекомендовали совершенствовать систему управления запасами пресной воды», – пишет пресс-служба ООН.
Между тем, согласно резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в июле 2010 года, каждый человек имеет право на доступ к достаточному количеству воды для личных и бытовых нужд – от 50 до 100 литров в сутки на человека.
Возможно, это изображение (1 человек, на открытом воздухе и текст «www.ichrptj.org»)
ОО «Независимый центр по защите прав человека»
Источник: ichrptj.org

«ЖЕНСКОЕ ЛИЦО» ДОСТУПА К ЖИЛЬЮ: МЕЖДУНАРОДНАЯ НОРМАТИВНАЯ ОСНОВА

Некоторое время назад УВКПЧ ООН публиковал исследования Милуна Котари (Индия) первого (2000 -2008 г.г.) и Ракель Рольник (Бразилия) второго (2008-2014 г.г.) специальных докладчиков Организации Объединенных Наций по вопросу о праве на достаточное жилище под названием «Женщины и право на достаточное жилище». В этой публикации проведен анализ положения женщин и права на достаточное жилище. В публикации были определены значение, содержание и различные проявления права на достаточное жилище, описаны юридические и фактические препятствия, не позволяющие женщинам в самых разных уголках планеты эффективно пользоваться этим правом. Вопросы и проблемы, описанные в этой публикации, как никогда актуальны и во время продолжающейся пандемии коронавируса COVID-19.
Продолжаем знакомить вас с ключевыми моментами исследования спецдокладчиков ООН по вопросу о праве на достаточное жилище.
В исследовании приводится, что для того, чтобы в полной мере понять, какое влияние дискриминация и неравенство оказывают на возможность реализации женщинами права на достаточное жилище, важно уточнить, что именно следует понимать под правом человека на достаточное жилище. Значение этого права раскрывается в самых разных источниках. Помимо посвященных этой теме статей и основополагающих договоров по правам человека свой вклад в нормативное толкование критериев, определяющих право на достаточное жилище, вносят договорные органы, осуществляющие мониторинг хода осуществления правозащитных договоров и помогающие государствам- участникам в выполнении их юридических обязательств. Аналогично этому, определенный свет на политическую и нормативно правовую основу проливают региональные и глобальные политические обязательства.
Право на достаточное жилище получило широкое признание в международных, региональных и национальных правовых нормах, защищающих права человека. Одно из первых упоминаний этого права на международном уровне содержится во Всеобщей декларации прав человека 1948 года (пункт 1 статьи 25). Позднее оно было закреплено в
Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года (пункт 1 статьи 11), который считается важнейшим международным источником права на достаточное жилище. хотя право на достаточное жилище чаще всего рассматривается в качестве компонента права на достаточный жизненный уровень, к нему обычно относятся как к отдельному праву человека.
Участвующие в настоящем пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники принимают надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии (пункт 1 статьи 11).
Авторы исследования указывают, что эта статья важна с нескольких точек зрения. Во-первых, она гарантирует право “каждого” без каких бы то ни было различий. Во-вторых, она не является статичной, гарантируя право на “непрерывное улучшение условий жизни”. В-третьих, она требует от государств принимать “надлежащие меры” к обеспечению осуществления права на достаточное жилище.
Большинство международных договоров по правам человека содержат также запрет дискриминации по признаку пола, требуя, чтобы предусмотренными в них правами можно было пользоваться безо всяких различий, в частности по половому признаку.
В исследовании приводится, что имеющие обязательную юридическую силу международные положения, прямо или косвенно признающие право на достаточное жилище и на равноправие женщин, можно встретить также в следующих документах:
Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин:
-государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин в сельских районах… и, в частности, обеспечивают таким женщинам право пользоваться надлежащими условиями жизни, особенно жилищными условиями, санитарными услугами, электро- и водоснабжением, а также транспортом и средствами связи (пункт 2 статьи 14);
– государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин во всех вопросах, касающихся брака и семейных отношений, и, в частности, обеспечивают на основе равенства мужчин и женщин… одинаковые права супругов в отношении владения, приобретения, управления, пользования и распоряжения имуществом как бесплатно, так и за плату (пункт 1 статьи 16).
Конвенция о правах ребенка:
– ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции, или незаконного посягательства на его честь и репутацию (пункт 1 статьи 16);
– государства-участники признают право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребенка…Государства-участники в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем…
(статья 27).
Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации:
– государства-участники особо осуждают расовую сегрегацию и апартеид и обязуются предупреждать, запрещать и искоренять всякую практику такого характера на территориях, находящихся под их юрисдикцией (статья 3);
– государства-участники обязуются запретить и ликвидировать расовую дискриминацию во всех ее формах и обеспечить равноправие каждого человека перед законом без различия расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, в особенности в отношении осуществления в том числе права на жилище (статья 5).
Международный пакт о гражданских и политических правах:
-участвующие в настоящем пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми гражданскими и политическими правами, предусмотренными в настоящем пакте (статья 3);
-каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом (пункт 1 статьи 9);
-никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств (статья 17).
Конвенция о правах инвалидов:
-государства-участники признают, что женщины-инвалиды и девочки-инвалиды подвергаются множественной дискриминации, и в этой связи принимают меры для обеспечения полного и равного осуществления ими всех прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6);
-государства-участники принимают все надлежащие меры для обеспечения всестороннего развития, улучшения положения и расширения прав и возможностей женщин, чтобы гарантировать им осуществление и реализацию прав человека и основных свобод, закрепленных в настоящей Конвенции (пункт 2 статьи 6);
-чтобы наделить инвалидов возможностью вести независимый образ жизни и всесторонне участвовать во всех аспектах жизни, государства-участники принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа наравне с другими к физическому окружению, транспорту, информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, а также к другим объектам и услугам, открытым или предоставляемым для населения как в городских, так и в сельских районах. Эти меры, которые включают выявление и устранение препятствий и барьеров, мешающих доступности, должны распространяться, в частности:
a) на здания, дороги, транспорт и другие внутренние и внешние объекты, включая школы, жилые дома, медицинские учреждения и рабочие места (пункт 1 статьи 9);
государства–участники настоящей Конвенции признают равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания при равных с другими людьми вариантах выбора и принимают эффективные и надлежащие меры для того, чтобы содействовать полной реализации инвалидами этого права и их полному включению, и вовлечению в местное сообщество, в том числе обеспечивая, чтобы:
a) инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать, и не были обязаны проживать в каких-то определенных жилищных условиях;
b) инвалиды имели доступ к разного рода оказываемым на дому, по месту жительства и иным вспомогательным услугам на базе местного сообщества, включая персональную помощь, необходимую для поддержки жизни в местном сообществе и включения в него, а также для недопущения изоляции или сегрегации от местного сообщества (статья 19);
-государства-участники признают право инвалидов на достаточный жизненный уровень для них самих и их семей, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни и принимают надлежащие меры к обеспечению и поощрению реализации этого права без дискриминации по признаку инвалидности (пункт 1 статьи 28);
-государства-участники признают право инвалидов на социальную защиту и на пользование этим правом без дискриминации по признаку инвалидности и принимают надлежащие меры к обеспечению и поощрению реализации этого права…
d) по обеспечению инвалидам доступа к программам государственного жилья (пункт 2 статьи 28).
Международная конвенция о защите прав всех трудящихся мигрантов и членов их семей:
Трудящиеся–мигранты пользуются равным режимом с гражданами государства работы по найму
d) обеспечения жильем, в том числе жильем, предоставляемым по программам социального обеспечения, и защиты от эксплуатации через арендную плату за жилье (пункт 1 статьи 43).
Нормы и принципы гендерного равенства и недискриминации содержатся во всех основных договорах о правах человека. Права на равенство и недискриминацию требуют не поэтапного, а безотлагательного осуществления. В основе принципа безотлагательности лежит понимание того, что закрывать глаза на дискриминацию – значит не уважать права человека и человеческое достоинство, а также необходимость предоставления безотлагательного доступа к средствам правовой защиты. На государствах лежит обязательство незамедлительно отказаться от дискриминационной практики и отменить дискриминационное законодательство. Кроме того, они должны немедленно принять меры к искоренению дискриминационной практики как в государственной, так и в частной сферах. Речь идет как о специальных временных мерах, так и о мерах постоянного характера, принимаемых с учетом конкретных потребностей и препятствий, которые женщины испытывают применительно к каждому из прав человека.
Доктрина поэтапного осуществления прав предусматривает, что полная реализация некоторых прав человека, будь то экономических, социальных или культурных, требует времени, предоставляя государствам определенную свободу действий в выборе соответствующих средств их реализации.
В то же время государства не могут прибегать к дискриминационным мерам для реализации этих прав: принципы равенства и недискриминации, в том числе по признаку пола, требуют незамедлительного применения, что сужает имеющуюся у государств свободу выбора инструментов полнейшего осуществления этих прав. Таким образом, недопустимо ставить мужчин в более выгодное по сравнению с женщинами положение под предлогом необходимости принятия поэтапных шагов к полной реализации права на достаточное жилище.
Международное право прав человека налагает на государства обязательство принимать необходимые меры в интересах полной реализации экономических, социальных и культурных прав, используя для этого максимум имеющихся у них ресурсов. В то же время признается, что это требует времени и что нехватка финансовых и иных ресурсов может стать преградой в достижении этой цели. Однако, если какое-либо право, например, право на достаточное жилище, не может быть в полной мере обеспечено незамедлительно, в частности по причине нехватки ресурсов, это не означает, что к этому не следует стремиться уже сегодня.
Авторы исследования подчеркивают, что вне зависимости от имеющихся ресурсов государствам очень важно в приоритетном порядке работать над тем, чтобы предоставить каждому человеку хотя бы минимум этих прав, а также уделять особое внимание малоимущим, маргинальным и оказавшимся в ущемленном положении группам населения, к которым нередко относятся и женщины. В этом отношении государства должны наглядно демонстрировать, что при использовании имеющихся ресурсов они стремятся к обеспечению фактического равенства. Следует напомнить также, что, хотя процесс осуществления экономических, социальных и культурных прав может носить поэтапный характер, государства должны воздерживаться от его целенаправленного сдерживания.
Авторы публикации заявляют: «Это свидетельствует о существовании у государств различных видов обязательств по обеспечению экономических, социальных и культурных прав, в том числе права на достаточное жилище, а именно обязательств уважать, защищать и обеспечивать. В двух словах, обязательство уважать требует от государства воздерживаться от посягательств на личные свободы. Обязательство защищать требует от государства предупреждать посягательства на права людей со стороны других лиц или групп (третьи стороны), а обязательство обеспечивать требует от государства принимать меры к обеспечению уважения того или иного права».
По их мнению, из-за того, что дискриминация женщин имеет место не только в публичной, но зачастую и в частной сфере, в том числе в местных общинах, в семье и быту, обязательство государства обеспечивать эффективную защиту от нарушений прав человека частными субъектами приобретает особое значение.
«Поскольку некоторые женщины могут чувствовать себя особенно уязвимыми и незащищенными в своих экономических, социальных и культурных правах именно в частной сфере, государство обязано проявлять должную заботу о них, адекватно, эффективно и оперативно реагируя на нарушения. Эта обязанность предполагает профилактическую работу, проведение расследований, посредничество, наказание виновных и возмещение ущерба жертвам нарушений прав человека, а также предупреждение безнаказанности. Хотя должная забота о женщинах традиционно понималась как обязательство искоренять насилие в отношении них в частной жизни или со стороны частных субъектов, сфера этой концепции претерпела изменения. Наконец, согласно Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятие временных специальных мер, направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами, не считается дискриминационным (пункт 1 статьи 4). Напротив, такие меры могут быть необходимыми и уместными для исправления прошлых и нынешних проявлений и последствий дискриминации женщин, в том числе в жилищной сфере», – указывается в публикации.
Материал подготовлен в рамках проекта «COVID-19 в Центральной Азии: право на достаточное жилище» при финансовой поддержке Отделения Международной организации Института «Открытое общество» фонд содействия.
ОО «Независимый центр по защите прав человека»
Источник: ichrptj.org

Почему так высока стоимость жилья в новостройках? Проблема дешёвого жилья в беседе финансиста и министра

В очередном выпуске проекта анализа экономических новостей Kun.uz финансист Отабек Бакиров и министр жилищно-коммунального обслуживания Республики Узбекистан Шерзод Хидоятов рассказали о спросе на жильё, о выделении субсидий для приобретения жилья малообеспеченным слоям населения, о домах, строящихся в городах, и инфраструктуре.

 

Ведущий, Алишер Рузиохунов: На видеоселекторном совещании с участием президента обсуждался вопрос жилья. Обратим внимание на задачи, установленные программой обеспечения населения жильём. Как можно охарактеризовать высокий спрос людей на жильё и высокую стоимость жилья?

Шерзод Хидоятов: Высокий спрос на жильё связан с нашим менталитетом: в семьях много детей, они быстро растут, и мы задумываемся об их обеспечении жильём. В принципе, в зарубежных государствах не у всех есть своё жильё. Они, в основном, живут на съёмных квартирах. Там хорошо развита система аренды. А у нас вопрос аренды поставлен немного иначе. Все считают, что нужно иметь своё жильё. Во всём мире жильё стоит дорого. За рубежом многие, исходя из своего заработка, живут на квартирах. Свободные средства они вкладывают не в недвижимость, а в бизнес, или кладут деньги в банк и получают проценты. Потому что на покупку жилья требуются очень большие средства. Если их что-то не устраивает на съёмном жилье, они подыскивают другое.

Шерзод Хидоятов

– На видеоселекторном совещании хоким Самаркандской области Эркин Турдимов заявил, что в течение пяти лет, на территории области темп строительства жилья настолько возрос, что превысил в разы предыдущий период. В целом, повышение стоимости жилья зависит от отсутствия строительства в прежние годы и интенсификации в настоящее время, или это связано с повышением доходов населения, и возможностью приобрести жильё? Или причиной является рост количества населения?

Шерзод Хидоятов: Когда в одном доме живёт несколько семей, возникают конфликты. Раньше, в больших семьях, братья могли до такой степени повздорить друг с другом, что доходило до трагических случаев. Сейчас, на мой взгляд, люди трудоустроены, развивается производство. Исходя из этого, повышается спрос на жильё. Граждане часто берут ипотеку, или те, у кого есть средства, вкладывают их в жильё. Город Ташкент превратился в огромную строительную площадку. Не только столица, но и все области республики, районные центры. Строится много высотных домов. Причина – увеличение спроса на жильё. Многие предприниматели занимаются сферой строительства, развивают свой бизнес.

Отабек Бакиров: Если посмотреть с экономической точки зрения на строительство жилья и ипотеку, у нас есть две основные проблемы. Это касается не только нас, но и других среднеразвитых государств, таких, как мы.

Отабек Бакиров

Во-первых, появление ипотечного рынка и возможностей приобретения жилья, наличие среднего класса. С появлением среднего класса повышается спрос на жильё. Потребность в жилье находится на втором уровне пирамиды потребностей. Человек сначала удовлетворяет свои физиологические потребности, а затем – потребности, связанные с его местом в обществе.

Второй категорией потребностей является жильё. Средний класс – это слой, образующий спрос на жильё.

Одной из наших проблем является отсутствие больших ресурсов на строительство жилья. Потому что государство не выделяло больших средств на этот сектор. А зарубежные коммерческие банки не рисковали вложением своих ресурсов в данную сферу. Второй вопрос – невысокий уровень жизни населения. Ипотечный рынок, спрос на жильё возникает с повышением уровня жизни населения.

Возьмём соседние государства, не сумевшие сформировать ипотечный рынок. Когда средний доход на душу населения достигает 450-500 долларов, формируется ипотечный рынок, уравновешиваемый средствами, ресурсами и строительством. Мы делаем первые шаги на этом пути.

Возникает вопрос: почему в последние годы у нас вдруг резко возрос спрос на жильё? Это связано не с увеличением уровня рождаемости, это в первую очередь, зависит от уровня урбанизации. Поскольку, в предыдущий период, люди жили и работали там, где они родились, а в последнее время урбанизация стала относительно выше. Когда поощряется урбанизация, расширяется градостроительство. Расширение районных центров приводит к расширению областных центров и столицы. В этом контексте и возникает спрос на жильё.

Поэтому, вторым фактором увеличения спроса на жильё является процесс урбанизации. Если бы у нас раньше началась урбанизация, спрос также увеличился бы раньше. Мы сталкиваемся с этим сейчас.

Алишер Рузиохунов

– В течение последних пяти лет в сфере строительства увеличилась роль частного сектора, иногда он проникает на рынок очень агрессивно. Там, где есть пустой клочок земли, сразу начинается стройка. Естественно ли такое проникновение частного сектора на рынок на стадии развития?

Шерзод Хидоятов: Мы поддерживаем развитие частного сектора. С развитием частного сектора увеличатся налоговые поступления, обеспеченность рабочими местами. В целях предотвращения коррупции, государство открывает дорогу частному сектору вместо строительства государственного жилья. Так у частного сектора появляются новые, возможности и он стремится к повышению привлекательности проекта новостроек.

Одновременно с частным сектором, государство также строит дома, и является для него конкурентом. Польза от этого заключается в следующем. Государство контролирует цены, старается не допустить их резкого роста. Так семьи, нуждающиеся в социальной защите, смогли получить жильё на кредитной основе в домах, построенных государством.

Теперь государство постепенно создаёт возможности для частных застройщиков. Раньше частные застройщики получали заём у государства в большом количестве, брали кредиты под высокие проценты. Это также сказывалось на стоимости жилья, цены были высокими.

Сейчас стали выдавать субсидии для частных застройщиков. Появляется механизм контроля цен частных застройщиков в себестоимости. Почему эти субсидии направляются предпринимателям? Потому что, у населения должен быть выбор. Поэтому, пусть выбирают любое жильё, которое хотят.

Действительно ли дома для малообеспеченных семей предоставили семьям, нуждающимся в социальной защите. При виде дорогих машин во дворе многоэтажных домов, возникает сомнение….

Отабек Бакиров: Если не ошибаюсь, вы говорите о состоянии до 2019 года. В тот период заказчиком было государство, и главный акцент делался на льготный кредит – основное средство удешевления жилья для малообеспеченных граждан. Считалось, что таким образом можно обеспечить жильём уязвимые слои населения.

Сегодня на фотографиях из социальных сетей мы видим, что льготами воспользовался не слой, нуждающийся в этих льготах, а слой, который имел возможность ими воспользоваться. Это показывает, что система до 2018-2019 года была неверной.

С ноября 2019 года нет льготных ипотечных кредитов, коммерческие банки самостоятельно устанавливают процентные ставки, исходя из собственного риска. Но государство помогает слоям населения, нуждающимся в социальной защите, предоставляет им субсидии.

Теперь будет другая система. Неважно, кто застройщик. Договор по приобретению жилья приносится в банк. Затем коммерческий банк финансирует. Если вы относитесь к бедному слою населения (не сможете заплатить начальный взнос, а вашей зарплаты не хватит на ежемесячные выплаты), вы обращаетесь в центр государственных услуг, они проверяют, действительно ли вы нуждаетесь в субсидии, по нескольким критериям, и вам выделяется субсидия.

– Может ли возникнуть несправедливость, если человек на самом деле не бедный, и не нуждается в субсидии?

Шерзод Хидоятов: Президент лично поручил мне создать комиссию с участием общественности. Будет создана система, отображающая прозрачное получение субсидий людьми, не имеющими своего жилья. Министерство финансов создаст интеграционную электронную программу.

– В чём заключается суть этой системы?

Шерзод Хидоятов: Будут разработаны критерии для людей, которые могут получить субсидию. При наличии всех требований, этот вопрос будет рассматривать Кенгаш. Там будут присутствовать активисты махалли, депутаты. Мы составим список людей, нечестно воспользовавшихся льготами за пять лет, чтобы они, продав дом, больше не пытались искать такие пути.

– Одним из основных вопросов ипотечного рынка является тот факт, что действительно нуждающиеся семьи не могут приобрести жильё. Многим людям нужно жильё, и оно есть, но стоит очень дорого. Строится много домов, висят объявления о продаже квартир, но у людей не хватает покупательной способности.

Шерзод Хидоятов: С одной стороны, в городах дома – одинаковые, и стоят дорого. Иногда застройщики повышают цены за увеличение привлекательности дома, некоторые добавляют к цене небольшой процент. Местонахождение также играет большую роль. Сейчас покупатели бывают разными. Стоимость квадратного метра жилья не в центре Ташкента, а на окраинах составляет в среднем 6-7 млн. Не все в состоянии приобрести жильё по такой цене, но на дома, которые сейчас строятся, находятся свои покупатели. Даже если снизить стоимость жилья до 4-5 млн за квадратный метр, у многих все равно нет возможности заплатить 20-процентный начальный взнос.

Отабек Бакиров: Следует отметить следующее. Во-первых, мы не должны ставить перед собой задачу по обеспечению жильём всех. Это – неправильно. Во-вторых, нужно отказаться от того, чтобы ограничивать или устанавливать цены на жильё. Если мы не усвоим эти два правила, то будем получать больше убытка, чем прибыли.

Потому что тогда из рынка уйдут игроки, намеревающиеся получить прибыль. Они не будут вкладывать средства в рынок строительства жилья. То есть, инвесторы (иностранные, местные, государственные) не пойдут на рынок.

Представьте, если вы установите цену на определённый товар, утратится стимул для производства этого товара. Если установить конкретную цену на жильё по сегментам (район, город), у подрядчиков снизится стимул для строительства жилья на этой территории. С другой стороны, нужно искать пути поощрения воздействия на цены не сверху, а со стороны.

Почему частные застройщики жилья стремятся строить дома в центре Ташкента? Потому что там есть готовая инфраструктура. Поэтому сдача дома в эксплуатацию обойдётся дешевле. Отсюда и возникает недовольство населения городов.

Задача государства заключается в создании необходимой инфраструктуры для застройщиков жилья. Строительство в районе с инфраструктурой обойдётся частному инвестору дешевле. Если все расходы по электричеству, водопроводу, канализации, газу, дорогам, оплатит частный инвестор, стоимость жилья увеличится.

Поэтому, государство должно взять на себя расходы по инфраструктуре. В этом нет ничего нового. Во всём мире существует такой режим.

Другая сторона: мы сократим проблемы с нарушением внешнего вида города, то есть, вырубкой деревьев, созданием проблем с необоснованным транспортным движением. Есть такое понятие, как оптимизация цен на жильё государством. Если мы пойдём по пути оптимизации, нужно помогать застройщикам в плане инфраструктуры.

Шерзод Хидоятов: Я с вами не согласен. Вы сказали, что застройщики жилья имеют меньше расходов, потому что в центре города уже есть инфраструктура, но на окраинах города она также присутствует. Многие, всё же, интересуются центром города. Там жильё дороже. Застройщик, построивший дом в центре города, добавляет больше процентов к цене, чтобы получить больше прибыли. Потому что он знает, где ему строить жильё. Инфраструктура там может быть старой, но даже если на окраине создать новую инфраструктуру, всё равно многие будут стремиться в центр. Поскольку дома в центре города всегда будут иметь спрос.

Но вы правы в своём предложении о решении проблем, таких, как вырубка деревьев. После запуска прозрачной системы в министерстве строительства, задания по архитектурному планированию на сто процентов осуществляются в электронном формате. Теперь действия каждого архитектора будут видны на компьютере.

Что касается вопроса об инфраструктуре на окраине города, я бывал во многих странах, и видел, какова там инфраструктура, и как расположены дома. Больше всего мне понравилось в Мадриде. Там, на окраинах города, расположены индивидуальные дома. До строительства домов вначале создаётся инфраструктура, строятся дороги в зависимости от расположения индивидуального жилья или 5-6-этажных домов. Намечают местонахождение этих домов, расходы на них, потом прибавляют к ним расходы на реализуемую земельную площадь, и предоставляют застройщику на аукционе.

перевод: Анастасия Ткачёва,

Диана Султанова

 

Источник: kun.uz

«Жуткая по степени позорности и беспредела ситуация»

16 марта Узбекистан, декларирующий неприкосновенность частной собственности, насильно выселил из собственной квартиры жительницу города Ташкента Мавжуду Маматкасымову. Это решение, спорное с точки зрения буквы закона, прямо противоречит духу Конституции, уже в преамбуле которой подтверждается верность идеалам социальной справедливости и стремление создать гуманное демократическое правовое государство. Тем не менее, ООО «ВВ Stroy«, выступившее против простой женщины без денег на адвоката и связей, с легкостью сумело протащить его через Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам, Ташкентский городской суди судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда. Это решение, нарушающее права гражданина в угоду коммерческим интересам частного застройщика, с рвением, достойным лучшего применения, выполнило Бюро принудительного исполнения Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан при силовой поддержке сотрудников органов внутренних дел.


«Этот кейс будет называться Делом Мавжуды, будет олицетворять продажность и коррупцию высочайшего уровня. Живите с этим, власть».

INSIDER.UZ


Команда Makon.Media сделала репортаж с места событий:

«Ребята, я совсем не знаю, что делать. Я вырастила детей одна, я не получала помощи от государства, я никогда о ней не просила, рассчитывала только на себя — работала, зарабатывала. Дети выросли, они работают, содержат свои семьи. Никто из нас не попрошайничает, никто не бегает в махаллинский комитет за пособиями. Нет, у нас такого нет. Но как можно отнять мою частную собственность. Мою единственную квартиру, которую я купила на свои собственные деньги в 2004 году»,

— РАСТЕРЯНО РАЗВОДИТ РУКАМИ ЖЕНЩИНА, НА КОТОРУЮ НЕЖДАННО-НЕГАДАННО ОБРУШИЛАСЬ ВСЯ МОЩЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРИНУЖДЕНИЯ.

В официальном комментарии БПИ утверждается, что гражданка Маматкасымова получила квартиру большей площадью и компенсацию в размере 84 млн сумов.

«Истец с большим уважением перенёс вещи ответчика. Всё сложили в коробки и ящики. Завтра обещают прийти и помочь всё разложить по шкафчикам и ящичкам. Эта квартира лучше планировкой, здесь все комнаты раздельные»,

— НЕ ПОНИМАЕТ СУТИ КОНФЛИКТА СОТРУДНИК БЮРО ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ИСПОЛНЕНИЯ ХУДОЙНАЗАРОВ САМАНДАР.


«Святые люди, а могли бы и расстрелять».


После возникшего общественного резонанса Верховный суд принялся защищать не репутацию страны, а узковедомственные интересы — пресловутую честь мундира.

По версии, озвученной Управлением по взаимодействию с общественностью и СМИ, проведенная в апреле 2020 года экспертиза оценила квартиру гражданки М. Маматкасымовой в 170 млн 124 тыс 060 сумов ($16,2 тыс.). ООО «B-B STROY» выделило ей другую квартиру стоимостью 346 млн 029 тыс 329 сумов. Предлагаемое жилое помещение соответствует санитарно-жилищным условиям и его стоимость значительно превышает сносимое. В связи с этим суды пришли к выводу о том, что ООО «B-B STROY» не нарушает права М. Маматкасымовой и её семьи на получение соразмерной компенсации взамен сносимого жилья. На этом основании суды постановили выселить женщину и её дочь из квартиры по улице Олтинтепа в квартиру на массиве Карасу-6. При этом, Верховный суд ссылается на то, что такой порядок установлен статьей 27 Жилищного кодекса Республики Узбекистан:


Статья 27. Обеспечение жилыми помещениями граждан, дома (квартиры) которых подлежат сносу в связи с изъятием участков для государственных или общественных нужд

В случае сноса находящихся в собственности граждан жилых домов (квартир) в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд собственникам, по их выбору и по соглашению сторон предоставляется в собственность другое равноценное благоустроенное жилое помещение площадью не ниже социальной нормы площади жилья и выплачивается рыночная стоимость насаждений либо выплачивается рыночная стоимость сносимых жилого дома (квартиры), иных строений, сооружений и насаждений, а также рыночная стоимость права на земельный участок в полном объеме. В случае превышения рыночной стоимости сносимого дома (квартиры) или права на земельный участок рыночной стоимости предоставляемого жилья или права на земельный участок, разница подлежит компенсации собственнику, а в случае превышения рыночной стоимости предоставляемого жилья или права на земельный участок рыночной стоимости сносимого дома (квартиры) или права на земельный участок, разница подлежит компенсации собственником в течение пяти лет с момента предоставления жилья или права на земельный участок.

А в Верховном суде точно юристы работают? Эта статья регулирует правоотношения, возникающие между государством и собственником, когда изъятие участка вызвано государственными или общественными интересами. Как эту статью притянули к защите коммерческих интересов частной структуры?! В этом случае должны действовать договорные отношения в рамках сделок купли-продажи или мены согласно Гражданскому кодексу. Но даже в том случае, если ООО строит государственное или муниципальное жилье, к примеру для обеспечения жильем социально незащищенных граждан, всё равно нарушено обязательное условие — другое жилое помещение предоставляется по выбору собственника и по соглашению сторон.

Понятно, что суд пошел на поводу у коммерческой структуры — оценка квартиры М. Маматкасымовой не соответствует её рыночной стоимости. И даже понятно почему.


ООО «ВВ Stroy» создано в июле 2018 года с уставным фондом в 7 миллионов сумов (данные на 03.12.2019 г.) — около $900

ASIATERRA.


Представьте вы зарегистрировали общество с ограниченной ответственностью «Ноунейм» с уставным фондом в 7 млн сумов, обратились в установленном общем порядке в городскую администрацию и хоким Ташкента своим решением выделяет почти гектар земли в престижном районе столицы под строительство многоэтажных жилых домов. Далее в постановлении хокима Мирзо-Улугбекского района (все сканы есть на сайте фирмы) сказано, что за всеми построенными домами признается право собственности застройщика. Ну и где здесь государственные или общественные интересы?! Хокимияты и городской, и районный возлагают на застройщика обязанность по достижению соглашения с собственниками на основании полной компенсации рыночной стоимости сносимого жилья в порядке, установленном законодательством.

Охарактеризовать возникшую ситуацию иначе, чем беспредел и грубое нарушение законности — трудно. Не подозревать всех замешанных в этом государственных чиновников в злоупотреблении властью и коррупции — наивно.

В цивилизованных государствах, где есть независимое правосудие, выгодоприобретатель в лице частной коммерческой фирмы обязан достичь свободного и равноправного согласия граждан, которым он доставляет неудобства, чтобы получить прибыль.

У Мавжуды свои соображения — ей нравится район, ей не хочется менять свой второй этаж кирпичного теплого дома на третий этаж панельной хрущевки, у которой налогооблагаемая общая площадь больше, но жилая — меньше. И она имеет на это право — ведь это не она навязывается коммерсантам, а наоборот они вторглись в её уютный и комфортный мир, бережно и с любовью создававшийся своими руками и без чьей-то помощи. Для застройщика это вопрос получения прибыли, для неё — это вся её прошлая и будущая жизнь. И длящееся вот уже два года тревожное, бесправное, нервно истощающее настоящее.

«В апреле 2019 года я выбрала квартиру, которая мне понравилась. Это была трёхкомнатная квартира на втором этаже без ремонта, она стоила 37 тысяч. Застройщик обещал её выкупить, но тянул время. Через два месяца он сказал, что даст только 34 тысячи, еще 3 тысячи их фирма готова ссудить мне под проценты. Я отказалась.

Они подали в районный суд, где судья вынесла определение о принудительном выселении меня якобы из муниципальной квартиры. Но это никакое не муниципальное жилье, это моя частная собственность. Далее в городском суде и в коллегии Верховного суда дело не стали рассматривать по существу, они отказались приобщать разъяснение министерства юстиции о разнице между муниципальной и частной собственностью, а просто подтвердили решение первой инстанции.

Мы оспорили решение судебной коллегии, в Верховном суде нам сказали, что дело будет рассмотрено заново и у нас есть еще 15 дней. На этом основании отвезли копии всех документов и сопроводительное письмо в районное подразделение БПИ. Начальник, приняв наше заявление, сказал, что изучит. После этого мы с дочерью вернулись домой и впервые за несколько дней спокойно легли спать — тут нам начали ломать дверь.

Они вывезли все вещи в адрес на массиве Карасу-6. Мне не дали никаких документов на предложенную квартиру, я не знаю кому она принадлежит, каким образом она досталась Би-Би-строю. Я жила в квартире, которая меня устраивала, почему теперь я должна жить в квартире, которая устраивает застройщика?!»,

— РАССКАЗЫВАЕТ МАВЖУДА МАМАТКАСЫМОВА.


«Во всех инстанциях мне говорят, что закон на моей стороне. И, несмотря на это, я бич без дома, денег, документов и даже одежды».


Долгие попытки отстоять свою собственность или добиться уважения своих законных прав со стороны застройщика, действующего с позиции силы и давления, помимо многочисленных наблюдателей в соцсетях, побудили неравнодушных граждан приехать на помощь женщине с дочерью, как только узнали о вероломном нападении:

«Государство позволяет частной фирме нарушать закон, мы в этой ситуации не можем отстоять даже то, что нам принадлежит по закону. Человека просто взяли за «шкиряк» и выкинули на улицу. За это время в её квартире с корнем вырвали двери и сняли окна, чтобы у нее не было возможности вернуться. А ведь сейчас еще идет рассмотрение дела и Верховный суд еще может внять юридическим доводам и прийти к выводу о том, что нижние инстанции вынесли неправосудное решение. Как быть в этой ситуации? Вот что сейчас делать?»,

— ВОЗМУЩАЕТСЯ ОДНА ИЗ СВИДЕТЕЛЬНИЦ РАЗГРАБЛЕНИЯ КВАРТИРЫ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ВЛАСТИ.

Кейс Мавжуды очень важен для ташкентцев — последние годы показали, что от внезапного интереса застройщиков не застрахован никто. Встречаются среди застройщиков такие, кто не дорожит репутацией, для которых урвать сиюминутную прибыль, сэкономив 3 тысячи (!) долларов на простой женщине, — вершина коммерческого успеха.

"Несмотря на недолгий опыт работы, на строительном рынке мы всего около 2 лет, наша компания «BB-Stroy» уже успела заслужить свой авторитет" (bb-stroy.uz).

«Я не перееду в ту квартиру, я буду бороться в Верховном суде, Генеральной прокуратуре, Министерстве юстиции, у омбудсмена. Одна надежда на справедливость. В устных беседах во всех инстанциях мне говорят, что закон на моей стороне. И, несмотря на это, в данный момент я бич — у меня ни дома, ни денег, ни документов, ни одежды»,

ГОВОРИТ МАВЖУДА ДРОЖАЩИМ ГОЛОСОМ, НО СО ВЗГЛЯДОМ ПОЛНЫМ РЕШИМОСТИ.


«Жуткая по степени позорности и беспредела ситуация. Бибистрою законы не писаны, имидж страны по барабану, на Конституцию они плевали, как и на права человека. Заодно, видимо, купили себе лояльность всех исполнительных органов».

INSIDER.UZ


В этих условиях депутаты обсуждают «смерть нации» от геев и «козлов», политические партии защищают монополии, специальная республиканская комиссия по женским вопросам совещается за закрытыми для прессы дверями, Верховный суд стесняется обнародовать свои зарплаты, а правительство оправдывает стремительный рост государственного долга тем, что никто не горит желанием инвестировать в экономику Узбекистана.

Сюда не то что инвестировать, скоро жить никому не захочется…

Подробнее в репортаже Makon.Media:

 

Источник: uzbloknot.com

Akay City ва фуқаро низоси. Мулкдор уйидан мажбуран кўчириладими?

Тошкент шаҳрининг Мирзо Улуғбек туманида қурилаётган кўп қаватли Akay City мажмуаси яқинида биргина хонадон бузилмай турибди. Хонадон эгалари ва мажмуа маъмурияти ўртасидаги низо бир неча йилдан буён давом этяпти.

Мулкдорлар компания таклифига кўнмаяпти. Компания эса хонадон эгаларини мажбурий тартибда уйдан чиқариш бўйича судга ариза киритган.

Уй эгаси: «3 йилдан бери шу аҳволда яшайман»

Фуқаро Чингиз Расуловнинг мурожаатидан сўнг Akay City турар жой мажмуаси қурилаётган ҳудудга бордик.

Мурожаатчи Мирзо Улуғбек тумани Қори Ниёзий кўчаси 25-уйда яшаб келади. Унинг айтишича, 3 йилдан буён шу аҳволда яшамоқда. Уйнинг ёнгинасида кўп қаватли уйлар қурилиши сабаб ҳаловати йўқолган. Шунингдек, қурилиш ишлари уйнинг ва уйдаги одамлар хавфсизлигига ҳам соя солиши мумкин.

«Компаниянинг берган таклифларига биз рози эмасмиз. Шу жойларда шунақа уйлар қурилаётганидан хурсандман. Лекин бу уй – 6 нафар мулкдорнинг мулки. Ҳаммаси ҳар томонга кетишди. Чунки яшаб бўлмайди.

Чингиз Расулов

Менга 72 квадратли иккита уй беришмоқчи. Қонун бўйича 6 одамни рози қилишсин, бўлди. Қурилиш жараёнида уйимнинг ҳовлисига катта-катта тошлар ҳам тушиб кетяпти. Бу менинг шахсий мулким. Бир умр фойдаланиш учун берилган. Нега менинг муаммомни ҳал қилмасдан қурилишни давом эттиришмоқда? Бу аҳволда яшаб бўлмайди-ку!» — дейди Чингиз Расулов.

Akay City: «Бу уйнинг ўзи низоли»

Дилдора Нурмуҳамедова

Ҳолат бўйича компания юрисконсульти Дилдора Нурмуҳамедовадан изоҳ сўрадик. Унинг айтишича, бу уйнинг ўзи унда яшовчи оила аъзолари ўртасида низоли. Компания бир неча бор фуқарога таклиф билан чиққан, лекин уйда мулкдорлар кўплиги сабаб, ҳаммасини рози қилишнинг иложи йўқ.

«Биз кўплаб таклифлар билан чиққанмиз. Akay City’дан 72 квадратли уйдан иккита таклиф қилганмиз. Лекин улар бунга норози бўлишмади. Чунки бу уйни 2018 йил «снос»га тушганидан фойдаланиб, 2020 йил март ойида 4 нафар фуқарога ҳадя шартномаси орқали мулкдор қилиб, уйга рўйхатга қўйилган. Мақсад – мулкдорларни кўпайтириш орқали кўпроқ компенсация ундириш бўлган. Ҳозирда келишувга эриша олмадик.

Уйнинг эгасига таклиф қилаётган уйимизнинг бир квадрат метри 16 млн сўмдан ҳисобланади. Охирги таклифимиз – Akay City’дан битта 70 кв метрли уй ва битта 94 кв метрли уй таклиф қилганмиз. Бизда уйлар «коробка» ҳолатида, агар хоҳлашса, девор қилиб берамиз.

Кадастр ҳужжатларига кўра, фуқаро уйининг яшаш майдони 131 кв метрдан зиёдроқ. Биз эса Akay City’дан жами 169 кв метрни ташкил этувчи иккита уй таклиф қиляпмиз», – деди Akay City вакили.

Ҳар икки томон бир-бирини судга берган

Гап шундаки, фуқаро Чингиз Расулов бу уйда иккинчи оиласи билан яшаб келмоқда. Ўзидан ташқари, биринчи турмуш ўртоғи, укаси ва икки нафар таниши ҳам бу уйга мулкдор ҳисобланади.

Ҳовлининг жами ер майдони 400 кв метр (4 сотих)дан ошиқ. Умумий яшаш майдони эса 131 кв метрни ташкил қилади. Компания ер участкасининг жами майдонидан келиб чиқиб эмас, яшаш учун мўлжалланган майдондан келиб чиқиб фуқароларга 169 кв метрли уй таклиф қилмоқда.

Лекин фуқаро Чингиз Расулов уйнинг умумий майдони 400 кв метр бўлгани сабабли кўп қаватли турар жой мажмуасидан 400 кв метрли турар жой сўрамоқда.

Бу «савдолашиш»лар қарийб 2 йилдан бери давом этмоқда.

Фуқаро Чингиз Расулов қурилишни тўхтатиш бўйича Akay City устидан маъмурий судга ариза берган. Компания эса фуқарони мажбурий тартибда чиқариш учун судга даъво аризаси киритган. Ҳозирда суд жараёни давом этмоқда.

Қонунчилик нима дейди?

Вазирлар Маҳкамасининг 911-сонли қарорибилан тасдиқланган низомнинг 34-бандига кўра, тегишли халқ депутатлари Кенгашлари томонидан инвестиция лойиҳаларини амалга ошириш учун ер участкаси олиб қўйилиши тўғрисидаги қарор қабул қилинишига – очиқ муҳокама ўтказилиб, фойда ва харажатлар тўлиқ баҳолангандан, шунингдек, мулкдорларнинг олдиндан розилиги олингандан сўнг йўл қўйилади.

Akay City’нинг осмонўпар бинолари орасида розилиги олинмаган хонадон қолиб кетгани юқорида тилга олинган низом талабига риоя қилинмаганига ишора қилмоқда.

Воқеалар ривожини кузатишда давом этамиз.

Раҳматилло Исроилов,
Kun.uz мухбири.
Тасвирчи – Отахон Юсупов.

 

Источник: kun.uz

Как Верховный суд Узбекистана помог бизнесмену отобрать единственное жилье у бывшей жены-инвалида и троих детей

Четверг, 18 Марта 2021

Бытовые истории, то есть, взаимоотношения частных лиц, как правило, не попадают в фокус прессы, если, конечно, они не являются какими-нибудь знаменитостями. Но иногда в процессе семейных или деловых разбирательств самым обычным людям приходится сталкиваться с институтами государства. И выясняется, что эти институты по какой-то необъяснимой причине становятся на сторону более состоятельного.

В нашу редакцию обратилась 39-летняя жительница Ташкента Дилафруз Абдуллаева, из-за онкологического заболевания получившая инвалидность 2-й группы. Она рассказала, что бывший муж хочет отобрать у неё единственный дом, где она живет с тремя их общими несовершеннолетними детьми. Муж – бизнесмен, да она и сама до недавнего времени имела источник дохода, сдавая нежилое помещение под аренду магазина. Когда договориться с бывшим супругом о разделе совместно нажитого имущества не получилось, Дилафруз обратилась в суд. И, хотя, согласно законодательным нормам, отнимать единственное жильё, как и единственный источник дохода, он не может, суд первой инстанции встал на его сторону. Второй признал это решение неправильным и отменил его, Верховный же суд вновь поддержал её бывшего мужа. Остальные надзорно-правовые инстанции, включая Высший судейский совет, дружно шлют отписки.

При этом, в соответствии со статьёй 23 Семейного кодекса, «супруги пользуются равными правами на общее имущество и в том случае, если один из них был занят ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми или по другим уважительным причинам, не имея самостоятельного заработка и других доходов».

Влиятельный бизнесмен

По словам Дилафруз, её бывший супруг, 47-летний преуспевающий предприниматель Олимжон Абдуллаев, при всяком удобном случае подчеркивает свою близость к окружению действующего президента и родственную связь с миллиардером Патохом Шодиевым (крупнейший в Центральной Азии предприниматель узбекского происхождения, владелец ряда казахстанских и международных компаний, гражданин Бельгии и Казахстана).

До уровня самого Шодиева ему, конечно, еще далеко, но человек он, мягко говоря, не бедный, имеющий значительные активы в разных деловых сферах, а также солидные банковские счета в Узбекистане и за рубежом (в частности, в Прибалтике). В одном лишь Ташкенте у него целая сеть известных кафе и ресторанов Wok и Stritt 77 – свыше полутора десятка заведений. Ему принадлежит ООО «Кapital plus mikrokredit tashkiloti» (выдача микрокредитов) и ООО «Program Solution» (работа по созданию компьютерных программ), а также ряд других фирм и компаний, обеспечивающих стабильно высокие доходы.

Юную Дилафруз сосватала в жены своему сыну мать жениха, Мухаббат Адилова, и молодые люди поженились в августе 2002 года. Вскоре в семье появились дети – дочь, сейчас ей 17 лет, и двое сыновей, им по 16 и 12 лет. Свои первые бизнес-объекты пара также открывала совместно – использовали общий капитал, готовили документы, искали и находили офисные здания, принимали решения. Несмотря на занятость в хозяйстве, Дилафруз лично участвовала в создании нескольких точек Wok и Stritt 77, которые позже выросли в сеть успешных заведений, а также в учреждении других субъектов предпринимательской деятельности.

При этом, по ее словам, она не догадывалась, что ее благоверный оформлял общий бизнес на сторонних людей (и на свою мать-пенсионерку, и даже на официанта одного из своих кафе). То ли не хотел «светиться» перед налоговой инспекцией, то ли с самого начала не исключал возможности развода, после которого по исполнительному листу он был бы обязан выплачивать не менее ½ доли со всех видов своих доходов.

3

В сентябре 2003 года мать Дилафруз, Феруза Адилова (однофамилица своей свахи), помогла молодой семье купить большой частный дом в центре столицы, на улице Бобур Боги, 2 «а» (бывшая Саида Усмана), в Яккасарайском районе, вложив большую часть собственных средств в его приобретение. Недвижимость зять почему-то оформил на имя своей матери Мухаббат Адиловой, которая никакого отношения к этому домовладению не имела. Согласно справке с места проживания Абдуллаевых, с подписями председателя махалли «Конституция» и соседей, Мухаббат Адилова вместе с мужем и дочерью живет в другом месте – в частном доме в Зангиатинском районе Ташкентской области.

Позже, в 2010-м, мать Олимжона переоформила этот дом на своего сына по договору дарения. И вновь Феруза Адилова посчитала неуместным вмешиваться в семейные дела своей дочери, поскольку доверяла зятю. Хотя впоследствии ей пришлось сильно пожалеть, что позволила свершиться этой сделке.

Совместными усилиями (это и общий капитал, и общие действия по капитальному ремонту) супруги перестроили дом от пола до потолка, расширив его и снабдив дополнительными помещениями, закупили необходимые для быта мебель, технику и оборудование. Пока шло переустройство, семья, чтобы не тратить деньги на аренду съемного жилья, в течение целого года жила в квартире Ферузы Адиловой.

В 2005 году супружеской чете представилась возможность выкупить старый соседний дом (по бывшей улице Саида Усмана, 2), куда Олимжон и прописал свою жену, которая после замужества всё еще была прописана по месту жительства своей матери. В 2007 году этот дом был снесен, а площадь общего двора расширена.

4

Незавершенное строение

Через 9 лет супруги выкупили второй, тоже ветхий дом по соседству (по бывшей ул. Тафаккур, 70), который, как и первый, они вскоре снесли (кадастровые документы на эти старые дома есть, но их самих уже не существует). На освободившейся от двух жилых строений территории решено было возвести дополнительные пристройки к основному дому Абдуллаевых. Сейчас там построены два автогаража, над одним из которых (на втором этаже) – большая недостроенная терраса, задумывавшаяся в качестве помещения для гостей. Рыночная стоимость домовладения – не менее 300 тысяч долларов.

В итоге всех этих преобразований Дилафруз Абдуллаева оказалась лишенной официальной прописки, так как старый дом, куда прописал ее муж, физически оказался ликвидирован. Согласно же кадастровым документам на основное домовладение по улице Бобур Боги, 2 «а», где сейчас проживает Дилафруз с тремя детьми, оно является общей собственностью семьи Абдуллаевых на равных долях.

Распад брака

Примерно с 2010 года Дилафруз стала замечать, что у мужа есть и другая жизнь, в которой женщины играют не последнюю роль. Скандалы становились всё чаще, а однажды Олимжон и вовсе ударил свою жену, после чего она, будучи в стрессовом состоянии, выпила целую горсть психотропных таблеток. Врачам удалось «откачать» молодую женщину, но она провела без сознания в реанимации двое суток.

Примерно в это же время Дилафруз стала мучиться частыми и длительными головными болями, обследования показали, что у нее развивается опухоль головного мозга.

В 2015 году она перенесла две сложнейшие операции в Германии (всего оперативных вмешательств было четыре, в том числе и в Москве), ей провели 32 болезненных сеанса лучевой и химической терапии, причем, по ее словам, лишь третью часть денег на первую из них пожертвовал богатый муж-бизнесмен, а всю остальную сумму – на все последующие операции и процедуры – внесла ее мать. Процесс лечения и восстановления продолжается по сей день (в год 12 подобных сеансов), как и периодические дорогостоящие обследования у московских врачей. В итоге Дилафруз была присвоена вторая группа инвалидности.

Затяжные конфликты в семье привели к тому, что брак распался. В феврале 2019 года он официально был расторгнут, хотя вместе супруги не жили уже с января 2016 года, о чем имеется запись в решениях судов. По словам Дилафруз, её муж ушел из семьи к другой женщине, оставив детей на её попечение (хотя она уже была инвалидом). Не дождавшись от него добровольных выплат на содержание детей, Дилафруз была вынуждена взыскать алименты через суд (судебный приказ от 3 апреля 2017 года).

С этого времени Олимжон Абдуллаев стал выплачивать алименты на содержание детей – 280.000 сумов в месяц на всех ($33 по реальному курсу лета 2017-го). По мнению Дилафруз, именно для того, чтобы скрыть свои истинные доходы, он и вышел из состава учредителей ООО «Program Solution», и ввел туда в качестве учредителя свою маму-пенсионерку, а сам стал директором компании с ничтожной зарплатой 600.000 сумов, из которой 50 процентов отдаёт в виде алиментов.

Сейчас сумма денег, выплачиваемых отцом в качестве материальной помощи своим детям с учетом индексации немного увеличилась. Однако по исполнительному листу он был бы обязан перечислять им не менее половины от всех своих доходов. Единственная реальная поддержка с его стороны сегодня – это оплата учебы детей в частной школе.

Зато успешный бизнесмен, по имеющимся у его бывшей жены сведениям, не жалел денег для друзей. В Ташкенте многие до сих пор помнят, как в июле 2018-го подчеркнуто помпезно проходила презентация открытия на массиве Бешагач очередного Дома моды под названием «Bride» известного узбекского дизайнера Наримана Григоряна. Дилафруз утверждает, что «теневым» учредителем и генеральным спонсором данного мероприятия был именно Олимжон Абдуллаев.

«Он дал ему в безвозмездное пользование (без оплаты аренды – ред.) такой вот роскошный «брендовый» Дом мод. Правда, позднее что-то между ними не сложилось, и Абдуллаев отобрал его у Григоряна, как и съёмный частный дом (после чего Нариман уже сам снимал квартиру по улице Лисунова, где в январе 2020-го он был убит при странных обстоятельствах), прекратив с ним всякие отношения», – уточняет женщина.

«Перечеркивающие» друг друга решения судов

Из-за того, что договориться мирным путем с бывшим мужем о разделе нажитого во время брака совместного имущества не удалось, в августе 2019 года Дилафруз Абдуллаева обратилась по этому поводу в Яккасарайский межрайонный суд по гражданским делам. Суд должен был рассмотреть вопрос о разделе общего жилого дома, двух автомашин, двух нежилых помещений (на площади Хамида Алимджана, Дархан, и ул. Нукусской близ Госпитального рынка) и доли в доходах от предпринимательской деятельности.

Следует отметить, что первое нежилое помещение в столичном бизнес-комплексе на Дархане, площадью 84 кв. м., изначально было собственностью Дилафруз Абдуллаевой, что зафиксировано в кадастре, и многолетние налоги на земельные участки – более 60 миллионов сумов – оплачивались именно ею. Кстати, факт принадлежности ей нежилого помещения на Дархане признает и сам Абдуллаев, утверждая в своем обращении в Верховный суд, что «спорное жильё на западной стороне улицы Х. Алимджана (…), согласно договору купли-продажи, утвержденному в нотариальном порядке от 21.04.2007 года, оформлено на имя истицы Абдуллаевой Д. Ю.».

Расчетно-рыночная стоимость второго офисного помещения, что расположено на улице Нукусской, д. 20 «А», в пересчете на твердую валюту – 18,4 тысячи долларов.

Председательствующий судья Б. Сагатов (немногим ранее он вел дело о разводе пары) вынес решение, полностью устраивающее бывшего мужа Дилафруз Абдуллаевой, удовлетворив все его требования. Он отказал в разделе жилого дома, передал Олимжону Абдуллаеву то из нежилых помещений, которое его устраивало, оставил в целости все его доходы от предпринимательской деятельности, а также взыскал с заявительницы госпошлину в размере 60 миллионов сумов ($6.637 по курсу августа 2019-го).

В своем решении Яккасарайский межрайонный суд ссылается, в частности, на п. 5 ст. 27 Семейного кодекса: «При прекращении семейных отношений суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания, собственностью каждого из них». «На момент рассмотрения гражданского дела (…) в указанных в иске Абдуллаевой Д. обществах доля ответчика отсутствует (потому что серьезный бизнес, принадлежащий ее бывшему мужу, оформлен на сторонних лиц – ред.). Следовательно, признание их совместно нажитым имуществом, равно, как раздел дивидендов, невозможно», – говорится в судебном определении.

Хотя в судебном решении и оговаривалось, что «имущество, нажитое супругами в период брака, в дальнейшем составляет их общую совместную собственность, и, когда речь идет о единственном жилье, суд вполне может полагаться на определение доли собственности супругов, отказав в иске о передаче оспариваемого имущества кому-то одному из них», тем не менее, единоличным владельцем дома на ул. Бобур боги, 2 «а» был признан бизнесмен Абдуллаев.

Прокуратура Яккасарайского района города Ташкента, куда обратилась Дилафруз Абдуллаева, изучив все обстоятельства дела, в сентябре 2019 года поддержала женщину и опротестовала решение суда первой инстанции.

Возражения прокуратуры основывались, помимо прочего, на результатах аудиторского исследования ООО «Ifat Audit» деятельности ряда юридических лиц, созданных О. Абдуллаевым. Например, из материалов дела усматривалось, что «решение о выходе из состава ООО «Evro Impeks Trans» учредителем Абдуллаевым О. Г. принято протоколом от 25.05.2016 г., а из состава ООО «Program Solutions» – от 30.05.2016 г. и о реорганизации ООО «Kapital plus mikrokredit tashkiloti» – от 26.01.2018 г., т. е. после прекращения совместной жизни с истцом Абдуллаевой Д. Ю., что свидетельствует об отсутствии ее согласия на распоряжение общим имуществом, сокрытии Абдуллаевым О. Г. данного общего имущества и распоряжения им по своему усмотрению».

В июне 2020 года прокурорский протест был рассмотрен кассационной инстанцией Ташкентского городского суда по гражданским делам под руководством судьи Д. Абдукахаровой, которая, в соответствии с законодательством, удовлетворила его и озвучила свои выводы о правоте притязаний истицы по поводу раздела совместно нажитого имущества.

По заключению горсуда, за каждым из супругов были признаны равные доли в жилом доме, в котором они совместно проживали до развода, и где по сей день проживать Дилафруз Абдуллаева с тремя детьми. Нежилое помещение на площади Хамида Алимджана, которое является единственным источником дохода (путем его сдачи в аренду) для Дилафруз Абдуллаевой, суд распорядился вновь вернуть в ее распоряжение, предоставив ее бывшему мужу нежилое помещение на Нукусской, и взыскав с нее разницу в стоимости двух объектов, а также восстановил Абдуллаеву в праве получения половины дивидендов от бизнеса её бывшего мужа. Казалось бы, справедливость восторжествовала.

Странное решение Верховного суда

Однако через полгода, в январе 2021-го, Олимжон Абдуллаев подал в Верховный суд кассационную жалобу, и уже 10 февраля высшая судебная инстанция под председательством судьи Г. Мирзаевой вынесла новый вердикт, согласно которому дом на улице Бобур Боги становится исключительной собственностью Абдуллаева, как и бизнес-комплекс на площади Х. Алимджана.

2

Семейный кодекс Республики Узбекистан

При принятии определения судебная коллегия сослалась на 25-ю статью Семейного кодекса: «Имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также полученное одним из них во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью». А далее в решении Верховного суда говорится: «Из изложенного следует, что домостроение, расположенное по адресу: Бобур Боги, 2 «а», является личным имуществом Абдуллаева О. Г., и оснований для признания его совместно нажитым имуществом не имеется». (Дескать, дом ему подарила мать, поэтому он является его собственностью.)

Однако, как гласит та же статья СК, «имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие)».

Несмотря на то, что оспариваемая собственность полностью подпадает под описание условий при разделе совместного имущества семьи Абдуллаевых, Верховный суд почему-то всё это проигнорировал.

Абсурдным по сути определением суда от 10 февраля т. г. два снесенных дома (по ул. Бобур Боги, 2, и Тафаккур, 70) должны быть разделены пополам между экс-супругами. Вклад матери троих детей в общее хозяйство по совместному домостроению № 2 «а» в виде ее денежных вложений в капремонт, физических усилий и труда при реконструкции жилья, а также – отдельно – в процесс по воспитанию детей во время брачного союза с Абдуллаевым в расчет принят не был.

В то же время, согласно 25-й статье Семейного кодекса, суд должен делить только то имущество, что имеется в наличии, а не призрачные фантомы.

Парадоксально, но в тексте жалобы Абдуллаева в Верховный суд на его несогласие с определением Ташгорсуда по гражданским делам от 29 июня 2020 года содержатся прямые противоречия. То он пишет, что общее домостроение на улице Бобур Боги, 2 «а», и два уже снесенных им дома (по ул. Бобур Боги, 2, и Тафаккур, 70) «не были объединены в качестве одного дома», «не были произведены ремонтные работы», то «3 названных дома были использованы сторонами в качестве одного жилья, эти 3 жилых дома фактически объединены в один жилой дом», а то вдруг «домостроение было ремонтировано, однако ремонтные работы были осуществлены в 2008-2009-х годах, т. е. еще до оформления договора дарения». Почему же на эти разночтения не обратили внимание в судебной коллегии?

Словом, факторов, наталкивающих на мысли о пристрастном характере решения «главного» суда, немало, и Дилафруз в дальнейшем намерена его обжаловать в надзорном порядке.

По иронии судьбы, 24 января женщина, в связи с тяжелой болезнью, оформила завещание на имущество в равных долях на своих троих детей, а уже через день ее бывший супруг подал прошение в суд, чтобы отнять его…

Источник: asiaterra.info